Главное меню

Пусть говорят

Пресса о Рафаэле

Гастроли в СССР

Книга Рафаэля

Испания

Форма входа

Поиск



Москва, без сомнения, не так хороша, как Ленинград, хотя она, конечно же, более космополитична: повсюду полно людей и туристов; здесь также есть чудесный театр Оперы, где я пою через два дня. Я побывал в Кремле, чтобы сделать репортаж с моей Хуаной Биарнес, всегда готовой, всегда в форме, чтобы использовать меня, фотографически, самым выгодным образом. ("Rusia y yo")

 
   

 Дни, которые я провожу в Городе Кремля, пролетают быстро, быстро, полные событий. Мой дебют был ознаменован неописуемым восторгом; 14 тысяч человек, которых вмещает зал, где я дебютировал, еще раз продемонстрировали мне то, ЧТО я значу для них; и, конечно же, я "в лепешку разбился" и приложил все силы, чтобы с моего концерта они вышли в полном восторге; это были два с половиной часа оглушительного успеха. Но, черт возьми, какая хорошая погода стоит все эти дни! И какое движение по главным улицам Москвы! Я вновь думаю о том, кто сказал мне, что здесь и машин-то нет.
("Rusia y yo")

     

  

Что Ты значил для нас!
 
Через тебя пролилась в наши души Любовь. Не та любовь, что "...не вздохи на скамейке и не прогулки при луне."  —  Простите великодушно, Степан Петрович... Все вроде правильно, но ведь в стихах этих Ваших дальше вовсе не про то, что:

 "Amo en la tarde de verano
  tu pequeño corazon,
  cuando se escapa de mi mano
  como alegre gorrion."


А тут, в звуках твоего голоса, мы вдруг почувствовали все то, о чем не смели догадываться — то "стыдное" о чем у нас в то время не принято было думать, а уж тем более, говорить. http://adamses.wordpress.com/2011/01/15/любовь-в-ссср-как-это-было/



Про любовь нужно сурьезно:

"Все будет: слякоть и пороша.

Ведь вместе надо жизнь прожить.

Любовь с хорошей песней схожа,

А песню не легко сложить." (С. Щипачев)


Да и согласны мы, согласны - мудро все. Но не для двадцатилетних... Не для тех, чью кровь наполняет юный жар. И речь, Упаси Господи!, тут даже и не о сексе, которого, как известно не было у нас даже и в 90-е.


И, тем паче, не о той "Высокой любви" к Родине. В которую, кстати, одной из важнейших частей включалось порицание "чуждой идеологии, чуждого искусства и чуждых настроений".



В нашем тогдашнем обществе с куда большим успехом было достигнуто то, что так и не сумел внедрить в общественную мораль Испании Франко. Мы должны были становиться "верными подругами", авангардом в борьбе за всеобщее благо - коммунизм.


 
При этом, любить только "Высокое искусство" — какое скажут любить люди "понимающие".


"Когда подумаешь о том, что за эти шесть месяцев можно было сходить в библиотеку, в картинную галерею, в музей, можно было изменить что-то в своем сознании, дать себе труд совершить хоть одно самостоятельное, кровное открытие для себя, в голову приходят невеселые мысли о потерянном времени и утраченных возможностях"

- сетовал знакомый всем рафаэлистам старшего возраста Ан. Макаров в одиозной статье "Письма Рафаэлю".


Что Ты значил для нас!

Невероятный случай, но тому Ан. Макарову пришлось даже отвечать за свою статью перед поклонницами. Такое трудно припомнить: радио, пресса — это было неприкосновенно, и откровения печатных органов должны были приниматься беспрекословно в качестве истины в последней инстанции. Иначе нельзя — за непослушание можно было поиметь и неприятности.
Но за Любимого певца встали горой, и — о чудо —  пришлось Макарову оправдываться.

 

   Хотелось протянуть им (нам) не ложку дегтя, но стакан обыкновенной трезвой холодной воды. Хотелось сказать им, что высокое искусство никогда не требует от своих зрителей ни исступления, ни отречения от мира, ни молитвенного самоуничижения.

Спасибо, только при чем тут это все? Какое молитвенное самоуничижение? Просто появился:


"Él que te espera
 Él que te sueña
 Aquel que reza cada noche por tu amor

 Y estoy aquí, aquí para quererte
 Estoy aquí, aquí para adorarte
 Yo estoy aquí, aquí para decirte
 Que como yo nadie te amó"


И в ответ расцвели души наши:



Попробуйте устоять.... Кто усомнится, что это обращено не к тебе? Чье юное, жаждущее любви, сердце не откликнется?

 "...no sé porque pero es asi.
  Nadie en la vida quiso tanto
  como yo te quiero,

            ¿ a ti ? "

"Y yo!!!" — единым дыханием ответствовала многотысячная аудитория московских и ленинградских переполненных залов. Пусть и не понимали еще тогда слов.

Много тогда было непонятного и нам, и Тебе:

Спрашивал переводчик -


- Товарищ, ты будешь завтра пить лимонад?
- Я не знаю… Если мне захочется…
- Это для того, чтобы заказать необходимые лимоны, друг.
- Не знаю, что и сказать ....
- Или лучше будешь апельсиновый сок, или, может, томатный? А что ты хочешь на ужин: икру, мясо или рыбу?   Будешь есть суп?


Откуда было знать испанцам, что все эти  "...демонстрации организованности и предусмотрительности" (Cumpleaños en Mosc
ú) — вызваны теми же причинами, что и предыдущий сюжет о неудачном шопинге. Все, даже то, что не устраивало Рафаэля в нашей гастрономии, нужно было "достать". Был тогда такой термин - "достать"

Мы-то жили себе в таких, невозможных для испанца условиях, но нас эти глупости не интересовали. 

У нас была любовь, весна и молодость. И у тебя. И мы вместе проводили счастливый, можно сказать, "медовый месяц".
Узнавали друг друга. Нравились друг другу.
 
Вот, в подтверждение слегка, может быть, нескромной моей ассоциации, к великой нашей гордости и радости нашлись у Рафаэля такие про нас слова.


"Другой сюрприз — это (заглавная буква!) — "ПОКЛОННИЦЫ". Русские поклонницы характеризуются своим порядком и дисциплиной. Рафаэль, по привычке, привез в РОССИЮ много запасных пуговиц, чтобы пришивать их вместо тех, которые стали бы срывать с его одежды обожательницы Москвы и Ленинграда. Но… Огромная неожиданность! ….Здешние поклонницы восторженны по-своему, потому что не ломают стулья, не воют, не "терзают" своего любимого артиста. "Мне бы понравилось, если бы все мои поклонницы, по всему миру, были бы такими же, как русские, — объяснил РАФАЭЛЬ. — Я избежал бы многих наказаний!" 

В тот год мы не очень были осведомлены и о таком явлении, как клубы фанатов. Себя еще как поклонницы — las «fans» и не осознавали. Стихийно, хаотично, робко...

"Артисты составляют подлинную аристократию РОССИИ, — рассказал нам РАФАЭЛЬ, — Русским не важно, кто есть артист, какому жанру посвятил себя и из какой страны приехал... в России восхищаются артистом и уважают его." (Cumpleaños en Moscú)

Да, именно так, как нам это прививали, и, может, это было не так уж плохо?

А, может, эта робость была продиктована неожиданным чувством — ярким и всепоглощающим. Поэтому именно так — робко и издалека, с безграничным преклонением и уважением, непреодолимым желанием видеть кумира, но не досаждать ему, как в этой серии фотографий, когда Рафаэль с группой гулял по Кремлю.


 
  

  

   
 
Или как в этих робких попытках общения, по нашим «советским» меркам, пожалуй, немного  назойливых, а по его, как выясняется, и нет: 

Попытка советского правительства посредством Министерства Культуры узнать причины невероятного успеха, подлинного феномена РАФАЭЛЯ в РОССИИ, осталась безуспешной. И никто на должном уровне не объяснит, почему в МОСКВЕ и ЛЕНИНГРАДЕ (старинном САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, городе царей) сотни девушек терпеливо простаивают около дверей гостиницы, только чтобы увидеть, как он выходит, приблизиться к нему, чтобы получить автограф или встретить предназначенными для него бурными аплодисментами… просто, чтобы увидеть его.

(из статьи "CASI TAN POPULAR COMO EN ESPAÑA")

 
   

 
 
Горюет Макаров:
Если с такой страстью отдавать все душевные силы Рафаэлю эстрадному, то что же останется для Рафаэля настоящего? Вдруг ничего не останется? — Не горюйте, дорогой наш радетель за всеобщее равенство в отношении понимания настоящих ценностей. Скольким людям, оставшимся за пределами группы опекаемых вами  несмышленышей, и по сю пору имя "настоящего" Рафаэля - Санти остается пустым звуком. 

Вот, недавнее наблюдение в Эрмитаже.

Юноша — девушке — Вот, смотри — картина Рафаэля. 
Девушка (читает) — Это Мэнгс.
У следующего полотна — Вот опять Рафаэль.
Девушка — Это Мэнгс.
А какая разница?
Девушка — У того  — Рафаэль — фамилия, а у этого — имя.


И впрямь, в вопросы к ЕГЭ вопрос
и о Санти-то вряд ли включен, что уж о Мэнгсе говорить ... 

Мы же тогда просто были счастливы.

И — пусть  даже то, что так поразило Рафаэля и его интервьюеров, это отчасти и отголоски "заорганизованности", но — бесспорно  главное:
Главное для нас — Артист! Главное — то, что Он отдает  нам со сцены своим голосом, своим искусством! 

 



И потому еще один драгоценный для нас комплимент, повторенный Рафаэлем неоднократно во всех испанских статьях того времени:

Это было изумительно, - сказал Рафаэль. - Публика просто сказочная! Советские зрители умеют слушать музыку, понимают ее. Они прекрасно разбираются во всех нюансах исполнения". 
(Из статьи в журнале "Diez minutos" «Сumpleaños en Moscú»).


И еще одна, драгоценная для нас  возможность видеть и слышать его уже на следующий год, потому что, пусть и:

Несомненно, что он заработал меньше денег, чем в каком-либо другом месте мира (за два гала-концерта в США он получает больше, чем за месяц пребывания в РОССИИ), но компенсацию составило наслаждение петь перед культурно подготовленными людьми, которые ценят, восхищаются и уважают артиста.
 "Я вернусь в РОССИЮ ... Хотя и, возможно, необходимо будет опять надуваться сосисками и лимонадом!"
("Сumpleaños en Moscú")

Вернемся и мы еще раз напоследок в СССР.

16 мая выходной день в Москве. По крайней мере, если верить  официальному документу

 
 
   и  снова "Красная стрела"…       

Поезд ходит ежедневно; время отправления — 23:55 одновременно из Москвы и Санкт-Петербурга. И так он курсирует с 10 июня 1931
Этот знаменитый поезд давно и по праву стал одним из символов не только двух российских столиц, но и всего государства. В его красных вагонах под перестук колес рождаются великие творческие замыслы, обсуждаются судьбы России, строятся военные планы, наконец, просто встречаются любящие сердца.
"Стрела" связывает красной нитью не только два великих города, но также прошлое, настоящее и будущее всей страны.

Снова знакомый уже спальный вагон... 

Но, оказывается, что нет. Так было запланировано, но, по воспоминаниям очевидцев, на сей раз группа в Ленинград летела на самолете. И эта фотография эта сделана в аэропорту. Более точных сведений пока нет.




Последние 3 концерта в Ленинграде.

Театральный Ленинград (11-19 мая 71) анонсирует, правда,  всего два -  в Д.К. Горького.

 

Но нам был подарен и еще один незабываемый вечер. Концерт Рафаэля в театре Музыкальной комедии.

       

   

 К его возвращению в город уже окончательно пришла весна. Покрылись совсем еще молодой и нежной листвой деревья в садике Русского музея. Было уже настолько тепло, что нам не пришлось долго одеваться, чтобы проводить Рафаэля после концерта. Да и бежать, кто понимает, никуда и не надо было. Театр Музкомедии находится в двух шагах от "Европейской". 
Небольшой театр; небольшое пространство перед ним и гостиницей.  Совсем напротив гостиницы Большой зал Филармонии, так что растекающиеся в разных направлениях по окончании представления или концерта  огромные толпы зрителей и слушателей здесь не редкость. Но в этот вечер толпа как-то не спешила растекаться. 
Ждали выхода Рафаэля. Кто-то и дождался, хотя это было случайностью. Потому что администрация, с целью обезопасить его от огромной, не слишком предсказуемой массы народа, провела его дворами, окольными путями. Так что по открытому пространству ему осталось преодолеть только неширокую улицу Бродского.

 
 
Но и когда разнеслась весть, что Рафаэль уже прошел в гостиницу, толпа разошлась не сразу, а некоторая ее часть, мы например, и вовсе не смогли уйти из-под этих окон. 

 
 
Правда, в те времена не  было еще такой дурацкой подсветки. Мягко светились окна, и за каким-то из них был Он.
И еще нам повезло в эту ночь. Попал в наши руки по неосторожности трубач оркестра Вайншейна, на которого имелся у нас большой "зуб" — ни разу, пожалуй, не сыграл он "Балладу о трубе" без "кикса". Он немедленно во всем сознался, повинился и предложил нам эксклюзивные рассказы о Рафаэле, которые мы и слушали всю ночь. Интересовало нас все, а помнится теперь уже мало что. 
Помнится только, что человек абсолютно искренне восхищался Рафаэлем – музыкантом, личностью и профессионалом.

Профессионалом,  на тот момент едва разменявшим четверть века.

Песня – это мой мир, и мне необходимо петь, чтобы жить… не ради денег, а ради счастья, которое я получаю от ЭТОГО!
 (статья "CASI TAN POPULAR COMO EN ESPAÑA")


Счастье, которое он получает…. Счастье, которое он Отдает, говорим мы, счастливые слушатели.

Два последних концерта в Д.К. Горького.

   



Естественно, они тоже стали праздником, но праздником со слезами. Теперь уже не оставалось ничего – конец…
Возможно, нам было бы значительно легче переживать расставание с Рафаэлем, если бы мы могли прочитать тогда этот документ:
 
  
 
Или хотя бы была нам доступна неоднократно уже цитированная статья "Россия и я" …

Хоть я и знаю, что вернусь, что мои контракты на следующий год подписаны…

Он–то  знал об этом уже в Ленинграде.

Я уже думаю о том, что, когда приеду в следующем году, буду петь в Украине, Сибири, по всей России...
 
и меня продолжает смешить то, что многие считают, будто я посланник Правительства Испании.

Я такой хороший дипломат?



Хороший?! Блестящий!!!
 

Ты приехал нелегально, а сделал всего за месяц то, что никак не удавалось решить многочисленным сотрудникам многочисленных ведомств за долгие предыдущие годы:

Entre Raphael y el público ruso se había levantado para siempre él "telón... de acero".
Между Рафаэлем и русской публикой "занавес… железный" поднят навсегда.



(из статьи «Рафаэль …ович за «железным занавесом»)
El menú principal

Digan lo que digan

URSS. Las giras

España

RAPHAEL Oficial


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Проигрыватель

Copyright MyCorp © 2016